Закрыть

Общество

Память не слышит приказы сверху

 
Реклама

Мемориал был построен в Грозном в 1992 году и открыт президентом непризнанной Чеченской республики Ичкерия генералом Джохаром Дудаевым. Еще в 2009 году чеченские власти собирались, по одной информации, перенести его, а по другой — демонтировать, но из-за протестов правозащитников работы были  прекращены. 4 года мемориал стоял огороженный двухметровым забором, но на этой неделе начались работы по его демонтажу.

Всю неделю в городе  шли споры о судьбе мемориала. Кто-то из горожан рассказывал, что видел у мемориала рабочих и технику, а другой клялся, что только что проезжал там, и ничего там не было. Сам мемориал представлял из себя площадку, в центре которой была рука с устремленным в небо кинжалом, а вокруг были вкопаны старинные надгробия (их собирали по всей Чечне) и стелы с названиями населенных пунктов, где были совершены массовые убийства во время выселения. На стене вокруг мемориала были написаны слова ставшие девизом для тех, кто прошел высылку и вернулся в отчий край — «Духур дац! Доьлхур дац! Диц дийр дац!» (Не сломимся! Не заплачем! Не забудем!). После окончания первой чеченской кампании, при восстановлении комплекса, последняя фраза была заменена на «Дуьтур дац!» (Не оставим!). Во время второй чеченской компании, мемориал опять пострадал и стал, можно так сказать, памятником не только февралю 1944 года, но и событиям середины 90-х и начала 2000-х.

Память под снос

В середине недели, вокруг  памятника погибшим полицейским в центре города, начали установку старинных вайнахских надгробий «чурт» и пошли разговоры о том, что эти надгробия привезены с мемориала. Дело в том, что в Грозном, да и по всей территории бывшей ЧИАССР в каждом населенном пункте регулярно находят в основаниях старых домов, школ, тротуаров  надгробия, которые после выселения чеченцев и ингушей свозились с кладбищ в города и села новыми «хозяевами» и использовались в качестве стройматериала. Ходили слухи, что власти дали указание свозить новые найденные надгробия к памятнику полицейским, так как мемориал закрыт.

Но это оказалось неправдой. К памятнику погибшим полицейским привозили надгробия именно с мемориала. Власти начали демонтаж. Тайком, по-воровски, силами гастрабайтеров из Средней Азии.

К мемориалу подъезжал кран и с его помощью надгробия вырывались из земли. По словам очевидца, кран не мог вырвать их с первого раза, рабочим приходилось расшатывать камни, а потом опять с помощью крана выдергивать, и так по нескольку раз. Надгробия сопротивлялись, очередному переезду. Кран уезжал, а скрытые от посторонних глаз изгородью рабочие стаскивали камни ближе к забору, но надгробий там едва ли не сотня. Работы, возможно, затянутся еще на несколько дней.

Если успеют к 23 февраля, когда чеченцы и ингуши будут отмечать 70-летие депортации — это будет «хорошим подарком» населению. Жители республики из-за 2 метрового забора не видят, что там происходит, но в интернете уже бушуют страсти. Народ проклинает власть, обвиняя ее в попытках стереть из памяти народа события 1944 года. На сайте www.onlinepetition.ru  начат сбор подписей за сохранение мемориала.

День печали

Официальные власти на вопрос: « Что происходит?», отвечают: «Указание сверху». Но с какого верху — республиканского, городского или из самого Кремля — пояснить отказываются.

Многие пишут в интернете, что власти хотят уничтожить память о Джохаре Дудаеве. Существует легенда о том, что мемориал был построен не только по его указанию, но и по его эскизам. Для Рамзана Кадырова утверждающего, что его покойный отец был первым президентом Чечни, такое напоминание о мятежном генерале явно не в радость. Но есть и другая версия.

По указанию Кадырова все траурные мероприятия в Чечне проводятся 10 мая. День, когда был похоронен погибший во время теракта Ахмад-Хаджи Кадыров. Чеченские власти объясняют свое решение тем, что республика должна отмечать все государственные праздники наряду с другими субъектами страны, а все траурные даты в истории чеченского народа будут отмечаться в один день – 10 мая каждого года. А соответственно, мемориал, напоминающий о 23 февраля 1944 года, лучше снести.   Вот такая странная  забота о населении, которое должно забыть обо всем и веселиться в этот день, а печалится 10 мая, но лишь отпраздновав все государственные праздники.

Не зарастет к нему народная тропа

До самого закрытия мемориала там часто можно было увидеть стариков, которые читали заупокойные молитвы павшим в ссылке. Я встретил одного  такого старика в 1998 году — он ходил по мемориалу и гладил чурты. Старик рассказал мне, что он один выжил из всей семьи. Их было 7 братьев и 2 сестры, в вагоне свирепствовал тиф и он не знает, где могилы его близких, поэтому приходит сюда, чтобы прочитать им суру из Корана «Ясин» (заупокойную молитву).

Среди вайнахов нет семьи, которая не потеряла бы кого-то в ссылке, многие даже не знают, где похоронены их близкие. В 1944 году трупы спецпереселенцев охрана выбрасывала из вагонов, во время остановок эшелонов по пути в Казахстан на железнодорожную насыпь. Поэтому мемориал стал местом общей скорби, и каждый чеченец и ингуш,  проезжая или проходя мимо него, просил Аллаха смилостивиться над душами тех, кто погиб в ссылке. Его демонтаж не убьет в нас память, он лишь оставит в ней еще одну метку ненависти.



РЕКЛАМА

Женский раздел

Расскажите друзьям. Поддержите сайт в соцсетях